Hosting Ukraine
Сделать стартовой Подписка

Директор Центра исследований энергетики: Газпрому некуда девать собственный газ

21 июля 2015, 23:09Просмотров (1196) Комментировать Отправить другу Рейтинг

Директор Центра исследований энергетики Александр Харченко по просьбе УНИАН прокомментировал заявления Яценюка в Вашингтоне и во время Часа правительства в Верховной Раде о грядущих изменениях на энергорынке Украины.

Яценюк 17 июля на Часе вопросов к правительству в Верховной Раде заявил, что Frontera Resources Corporation намерена построить в Украине LNG-терминал по приему сжиженного газа. Меморандум об этом был подписан руководством «Нафтогаза» и американской компании 13 июля в рамках бизнес-форума в Вашингтоне. По вашему мнению, этот проект наконец-то будет реализован?

Получиться-то он может, но как небольшой проект, который малым объемом газа будет дополнять украинский рынок. Однако сказать, что он жизненно обходим сейчас для Украины, нельзя. Это – один из проектов, и не более, еще одна опция поставок газа в нашу страну. Почему бы нет. Как инвестиционный проект для Украины – это полезно.

***Проект строительства LNG-терминала получил широкую известность во времена правительства Николая Азарова. Лоббированием идеи занимался Госинвестпроект под руководством Владислава Каськива. Кульминацией процесса стало подписание договора о строительстве терминала Госинвестпроектом 26 ноября 2012 года с испанской Gas Natural Fenosa, которая впоследствии опровергла свою причастность к документу, а ее якобы представитель Хорди Бонвехи оказался «лыжным инструктором». После скандала Госинвестпроект решил привлечь в проект американскую APCO Worldwide. Но затем от затеи отказались и проект «заморозили».

Почему проект потерял свою актуальность?

У нас на сегодня абсолютно достаточная диверсификация поставок газа. Мы уже можем прокачивать из Европы около 60 миллионов кубометров газа в сутки. Главная проблема для Украины уже состоит не в техническом обеспечении этого процесса, а в финансовом. То есть, нам нечем платить за газ.

Еще один факт, о котором заявил премьер, - подписан меморандум с европейским подразделением американской компании Riverstone об увеличении закупок газа для украинской промышленности. Чего следует ожидать от этой новости?

Это - тоже проект доразвития программы диверсификации поставок газа, сто процентов положительная новость. То есть, у нас стало на еще одного поставщика больше. Я знаю, что «Нафтогаз» в поиске новых поставщиков очень активен, ведет эту работу постоянно, правильно выстраивает торговую стратегию. Но опять-таки, на сегодняшний день все упирается в отсутствие денег, возможность Украины расплачиваться за газ.

Почему в отношении поставок Riverstone речь идет о промышленности? Уже не один год заявляется, что промышленности должно быть дано право самой закупать необходимые объемы газа и по устраивающей ее цене…

Думаю, это – одна из оговорок. Украина уже приняла закон о рынке газа, который сейчас имплементируется. Видимо, поэтому и прозвучало, что будет частный оператор, работающий с индустриальными покупателями.

Вероятно, уже и есть договоры?

Возможно и есть, я не могу вам ответить на этот вопрос. Видимо, поставщик будет ориентирован на крупных покупателей, и не собирается работать с мелкими.

Говоря о выходе иностранных компаний на украинский рынок, Яценюк отмечал их заинтересованность в приватизации наших энергоактивов. Правильно ли, если Украина на это пойдет?

Энергоативы нужно продать иностранцам все и чем быстрее, тем лучше. Причем речь идет не о реприватизации, а только о приватизации дополнительных активов – того, что сейчас принадлежит государству и крайне неэффективно используется.

Очередная энергоновость, но уже от «Нафтогаза» - американская компания TrailStone с осени этого года планирует начать предоставлять услуги по закупке и продаже газа на украинском рынке. В чем плюсы для Украины, как это отразится на «Нафтогазе»?

На самом деле, любой выход на рынок иностранной компании и повышение конкуренции – позитив. То есть, выходит на рынок еще один крупный оператор с развитыми технологиями, с сознанием, как покупать и как продавать. И в любом случае, выходит с инвестициями, так как даже для того, чтобы у нас установить процесс продажи, нужно какие-то деньги в страну завести, рабочие места создать, людей нанять. И опять же – чем больше трейдеров, тем выше конкуренция и тем ниже цены. И мы как покупатели в этом заинтересованы.

Что касается последствий для «Нафтогаза», то именно он сейчас активно работает над увеличением конкуренции на рынке. Он стимулирует процесс прихода в Украину новых трейдеров. Во-первых, «Нафтогаз», даже в теории, не должен закрывать все, а во-вторых, он также заинтересован иметь добросовестных партнеров. Ведь газовый рынок не такой простой, как кажется, он достаточно сложный.

Минэнергоугля обратилось к Еврокомисси с просьбой оказать содействие в переговорах с Российской Федерацией о поставках газа из Казахстана и Туркменистана. Сможем ли мы добиться цели?

Технически на сегодняшний день получать газ из этих стран мы можем только транзитом через Россию. Есть подписанный несколько лет назад договор о выкупе «Газпромом» всего туркменского газа оптом. Но недавно Туркменистан заявил, что «Газпром» договор не соблюдает, платежи не проводит, и объявил чуть ли не технический дефолт в Туркменистане.

Но на следующий день трактовка было несколько изменена…

Трактовку изменили, потому что, понятно, последовала политическая реакция Москвы. Но реальная ситуация такова, что «Газпрому» некуда девать собственный газ – с учетом ситуации на мировом рынке и рынке Украины, который Россия фактически потеряла. И понятно, что «Газпром» не счастлив от того, что нужно выкупать еще газ у Туркменистана. И что с ним потом делать? Поэтому для «Газпрома» ситуация – сложная. Но они по-прежнему упираются и не пускают транзит этого газа через Россию. Обращение Украины в Еврокомиссию представляет собой просьбу оказать давление на Россию в плане развития транзита газа из среднеазиатских республик. Конечно, это – выгодно. Еще один продавец предлагал бы свой товар Украине, что могло бы привести к дополнительному снижению цен.

Что касается Казахстана, то газа там не так много. И, опять-таки, весть транзит может быть только через Россию.

Так получится надавить на Россию, для который среднеазиатский газ – еще один политический рычаг? История может зависнуть надолго?

Она не играла в последние годы никакой особой роли. И не думаю, что ситуация изменится быстро. Россия может отказать в транзите, это – российская территория, и ничего с ними сделать там нельзя.

Что ж, с поставками газа уже у нас получается, вот только нет на него денег. Глава Минэнерго Владимир Демчишин заявил, что Украина рассчитывает к сентябрю получить средства международных доноров для закачки газа в подземные хранилища, но пока окончательных договоренностей достичь не удалось. Кстати, переговоры ведутся более года. Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев озвучил необходимую сумму - 1,5 млрд долл. Пока только ЕБРР заявил о намерении выделить на реверс 300 млн долларов. Так нам предоставят помощь?

Сумма, озвученная Коболевым, правильная. Но главное не в этом. Речь идет об объеме газа, который должен быть закачан в украинские подземные хранилища, и зимой, когда Европа покупает газа больше, чем труба способна пропустить физически, из хранилищ идет подкачка газа в Европу. То есть, где логика – газ должен из России поступить в хранилища, после этого газ будет дальше поставлен в Европу. Украина от этого газа не имеет в принципе особой пользы, кроме технологической – мы зимой тоже потребляем больше газа, и в такой способ это частично компенсируется. Но лично я очень плохо понимаю, почему за этот газ вообще должна платить Украина. Это - газ, который европейцы покупают для использования в Европе у русских. Так почему Украина платит за то, чтобы его закачать в хранилища?

Наконец-то мы заняли правильную позицию – а причем здесь мы? И абсолютно справедливо говорим – решайте, как вы за это заплатите. Либо пусть Россия сама в хранилища закачивает, а потом европейцы будут по потреблению платить. При этом будут платить Украине за хранение. Это - вариант, который называется передачей газа на границе, о чем мы уже не раз говорили. Второй вариант – Европа платит за закачку газа в хранилища. И это - тоже верно. Мы правильно сказали Еврокомиссии – если хотите газ, дайте на него деньги, или договаривайтесь с Россией, и это – не наша проблема, это – ваша проблема.

Но когда занимают правильную позицию, не просят – аргументированно настаивают, требуют. Пока таких заявлений не было…

О профессиональных качествах нашего министра энергетики мы говорить не будем.

Кто больше заинтересован в затягивании разрешения этого вопроса?

И Россия, и Европа. Они по привычке не хотят платить. И это – нормальный процесс.

Но это не нормально со стороны Европы в отношении Украины, которая столько пережила и переживает, но не сворачивает с пути евроинтеграции…

Таких ненормальных процессов - десятки. Не стоит на этом акцентировать. Проблема существует. Мы ее раньше вообще не подымали, молча все деньги вешали на бюджет Украины, что в принципе – бред. Теперь мы начали ее, по меньшей мере, озвучивать, коммуницировать. И, слава Богу. Эта проблема мгновенно не решится. Но если не двигать процесс, то он не произойдет никогда.

«Нафтогаз» 7 июля отправил запрос «Газпрому» на предоставление шиппер-кодов для реализации виртуального реверса. Официально о результатах не сообщалось. По вашему мнению, Россия пойдет на такой шаг?

Честно, об ответе на запрос не знаю. Думаю, Россия шиппер-коды не даст. Дальше – пойдем в суд, и только так. Если Россия предоставит шиппер-коды, то тогда - другое дело, хотя это – фантастика. Но если не работать в этом направлении, не готовится к такому развороту событий, то ничего и не получится.

***«Укртрансгаз» и венгерская FGSZ подписали договор об интерконнекторах, предполагающий обмен данными о работе трансграничных газопроводов. Это позволит ликвидировать «Газпром» из схем газового сотрудничества Украины с Евросоюзом и перейти нашей стране к виртуальному реверсу. Данный механизм снимает оплату за транспортировку реверсного газа, а также создает возможность использования европейскими компаниями украинских ПХГ. То есть, появились предпосылки создания на нашей территории газового хаба. Но, чтобы все реализовалось, «Газпром» должен предоставить Украине так называемые шиппер-коды - информацию о транспортируемых через Украину партиях газа.

Очередной раунд трехсторонних газовых переговоров анонсировался на конец июля. Подтверждения до сих пор нет. По вашему мнению, они состоятся? И будет ли прогресс, в отличие от венского раунда?

Быстро - нет, а в целом – да. Россия может еще политически трепыхаться некоторое время. Но фактически, у нее нет выхода, и у Европы тоже. Но у Европы лучше ситуация. Это - тот случай, когда без компромисса не обойдется. Я думаю, что Украина поэтому и не спешит с переговорами. ООН проголосовал - с Ирана сняли санкции, он начнет поставки нефти. По всем подсчетам, цены упадут, и газ станет дешевле. Куда нам спешить?

Неоднократно власть заявляла, что за десять лет Украина может стать энергонезависимой. Вы с этим согласны?

Думаю, что при изрядном напряжении сил даже за семь лет можно это сделать.

Напрячься в чем?

В комплексе: увеличение внутренней добычи газа и существенное сокращение энергозатрат, реальные тарифы, модернизация домов, котлов, замена сетей. Все вместе привести в порядок реально за 5-7 лет. Плюс замена газа на биотопливо, что для Украины – ясная перспектива. И наша страна может перестать импортировать газ через 7 лет.

По материалам: unian.net Система Orphus