Сделать стартовой Подписка

В колонии Тимошенко советуют заняться творчеством

2 февраля 2012, 19:28Просмотров (1295) Комментировать Отправить другу Рейтинг

5 февраля в «криминальной истории» Леди Ю. первый пройденный рубеж — полгода с момента ее заключения. А на днях исполнился месяц с тех пор, как она «осела» в Качановской колонии. Что тяжелее всего вынести на зоне и кто проще переносит заключение — об этом «Сегодня» пообщалась с адвокатами, экс-заключенными и психологами.

ОПЫТ. Олег Бойко провел за решеткой почти 4 года за акцию «Украина без Кучмы». «Самое тяжелое в первое время — отсутствие доступа к родным и информации. У нас в СИЗО не было телевизоров и газет. Я сидел в камере на 40 человек, даже спали по очереди. Уже на зоне нас воспринимали как авторитетов: к политическим администрация относилась лучше, чем к уголовникам, да и сами уголовники уважали. Кстати, это неправда, что если бы Юлю посадили со всеми — с ней бы там что-то сделали. Не сделали. Просто все блатные, все, у кого есть деньги, сидят отдельно, с комфортом. Лично меня подсаживали и к наркоманам, и к уголовникам. Но тяжелее всего было другое: тяжело было понимать, что нас предали. Помню, мне Тимошенко в СИЗО записку написала: «Олег, держись, ты гордость нации». Но когда нас посадили — о нас все забыли», — вспоминает Бойко. По его словам, очень тяжело на зоне оказаться в камере одному: «Если человек сидит три месяца один, он становится неадекватным». А вот расхожее мнение о том, что многие в тюрьме начинают верить в Бога, он опровергает. «Помню, со мной сидели ребята, ограбившие Пенсионный фонд, так они так верили, так верили — аж страшно. Просто для многих зэков это развлечение — можно в церковь сходить. Ну и понятно, что тюрьма никого не исправляет. Если человек туда попал уже сформировавшимся, то может выйти оттуда без потерь, закалить характер. А молодые приобретают там криминальный опыт, находят компанию, и главное — у них пропадает страх тюрьмы, они понимают, что и в тюрьме есть жизнь», — рассказывает Бойко.

ЖЕНЩИНАМ ЛЕГЧЕ. Женщины, говорит адвокат Татьяна Монтян, заключение переносят легче. «Они лучше ко всему адаптируются. Женщины больше страдают физиологически: от невозможности накраситься, надеть любимые вещи. А мужчины — психологически. И это при том, что мужчин чаще ждут на воле, к ним чаще приезжают».

В целом, по словам Монтян, люди переносят зону очень по-разному. «И это не связано с тем, кем ты был на воле — бомжом или политиком. Это зависит от психологического склада. Кто-то очень мучается от отсутствия общения, другие, наоборот, от избытка — потому что они каждый день видят неприятных им людей. Есть такие, кто замечательно переносит заключение, даже радуется: никто не беспокоит, есть время подумать на досуге. Некоторым зона даже идет на пользу — они «соскакивают» с наркотиков, излечиваются от каких-то болезней. И даже выходят просветленными: мол, хорошо, что посадили, а то я бы еще дел натворил... Но при этом впрок обычно идут короткие сроки, длинные оказывают негативное влияние», — продолжает Монтян.

ОЗЛОБЛЕНИЕ. Первый шок, который испытывает любая женщина, оказавшись в колонии, случается из-за правил внутреннего распорядка. Например, посещать баню можно только по воскресеньям. Взять с собой в колонию могут только четыре пары белья, две футболки и один спортивный костюм. Причем ходить в нем можно только в свободное от работы время. «Если откажешься носить в швейном цеху спецовку и косынку, можно и в карцер угодить!» — говорят осужденные. Кроме того, в колониях нельзя красить волосы и пользоваться маникюрными наборами (изменять внешность и держать колюще-режущие средства здесь запрещено правилами безопасности). «Многие женщины теряют интерес к жизни, — вздыхает отсидевшая 7 лет за грабеж Елена Клочко из Сум. — Перестают за собой следить. Зачем, если все равно никто не видит? Замыкаются в себе. Озлобляются. Это неправда, что колония может кого-то перевоспитать и сделать лучше. На самом деле все, кто сидел, выходят на свободу моральными калеками».

МОЖЕТ ПИСАТЬ. Впрочем, пока Юле быт колонии не знаком. Она находится в СИЗО в комнате на 2 человека, с микроволновкой, электрочайником и телевизором. Ее единственная проблема — изоляция от общества. «Думаю, что тяжелее всего Тимошенко будет смириться с мыслью о том, что с ней произошло. Судите сами. Она была всем, руководила страной, принимала государственно важные решения и вдруг оказалась в положении заключенной. Это страшно! Но чтобы выстоять в новых условиях — признать свершившийся факт необходимо, — говорит экс-директор Качановской колонии Тамара Руковишникова. — Только после этого она сможет начать строить жизнь в колонии. Думать о том, как она сможет себя там реализовать. Например, читать или писать воспоминания. А пока, по слухам, Тимошенко относится к работникам колонии, как к обслуживающему персоналу, грубит им так же, как грубила несколько месяцев назад судье, и не хочет думать о том, как тяжело этим людям с ней работать...» (в колонии это не подтверждают, а в БЮТ опровергают. — Авт.).

В КОЛОНИИ НЕЛЬЗЯ КОМАНДОВАТЬ. «Самое страшное в СИЗО — изоляция и отсутствие свободы действий, — говорит руководитель кафедры Психологии университета МВД Лариса Шевченко. — Особенно тяжело это переносят люди энергичные и деятельные. А также бывшие руководители, которые привыкли командовать и принимать решения. У них может возникнуть серьезный психологический кризис. Но я думаю, что Тимошенко с этой проблемой справится. В колонии ей будет легче, чем в СИЗО — она сможет общаться с женщинами. А ей, как публичному человеку, это необходимо».

Система Orphus
РЕЙТИНГ МАТЕРИАЛА
1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов6 баллов7 баллов8 баллов9 баллов10 баллов11 баллов12 баллов13 баллов14 баллов15 баллов16 баллов17 баллов18 баллов19 баллов20 баллов21 балл22 балла23 балла24 балла25 баллов26 баллов27 баллов28 баллов29 баллов30 баллов31 балл32 балла33 балла34 балла35 баллов36 баллов37 баллов38 баллов39 баллов40 баллов41 балл42 балла43 балла44 балла45 баллов46 баллов47 баллов48 баллов49 баллов50 баллов
 ...
Комментарии

Комментарии закрыты