Сделать стартовой Подписка

Луценко: Хочешь служить в милиции — марш в АТО

7 октября 2014, 11:07Просмотров (1040) Комментировать Отправить другу Рейтинг

Юрий Луценко рассказал Фокусу о ключевых условиях финансирования Донбасса, реформе МВД, и о том, почему в избирательных списках Блока Петра Порошенко появились бывшие регионалы и люди олигархов

Недавно вы заявили, что особый статус Донбасса наконец-то даст ответ на вопрос, способен ли этот регион себя прокормить. Означает ли это, что территорию, оставшуюся под контролем сепаратистов, Украина финансировать не станет?

— Украина будет финансировать из государственного бюджета исключительно те территории, на которые распространяется украинский закон. Образно говоря, деньги налогоплательщиков будут получать только те города, над которыми реет жёлто-голубой флаг. То же касается и зарубежной финансовой помощи. Запад готов предоставить миллиарды долларов для реконструкции и реинтеграции Донбасса. Речь идёт о сумме примерно в $10 млрд, но эта цифра постоянно увеличивается. Минский протокол и последовавшие за ним документы дают возможность перевести военное противостояние в социально-экономическое.

Но как продолжающиеся обстрелы наших солдат, в том числе в районе донецкого аэропорта, укладываются в теорию перехода к социально-экономическому противостоянию с Россией?

— Минский протокол не даёт гарантии окончания войны, но это серьёзный шанс для мира, который нам нужен для модернизации армии и экономических реформ. Тактическое противостояние вокруг Дебальцева и донецкого аэропорта объясняется очень просто. Цель террористов — получить цельную территорию, а Дебальцево перерезает железнодорожное сообщение между Луганском и Донецком.

Донецкий аэропорт является плацдармом для потенциального наступления, а также обеспечивает возможность авиасообщения. Тут всё совершенно очевидно. Рано или поздно мы сможем выровнять эти территории, например, если аэропорт будет обменян на Новоазовск. Нам важно иметь буферную зону, которая сможет предотвращать неожиданные нападения. Ведь никто не знает, что завтра сделает Путин, а тем более — безбашенные террористы.

Разве по этому поводу нет вообще никаких аргументированных расчётов?

— Путин не успокоится. Он изменит форму войны. Его следующий план — торгово-энергетическая война, которая должна закончиться бунтом в Киеве. Схема до боли напоминает события между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года. Мы смогли сорвать военный план Путина, сейчас мы должны открытыми глазами смотреть на новый вызов Кремля и действовать. Как действовать? Реформы, реформы и ещё раз реформы. Нельзя откладывать, ссылаясь на войну. Наоборот, в этой обстановке мы обязаны делать их быстрее и радикальнее. Мы должны провести грузинские реформы не за четыре года, как это сделал Саакашвили, а за четыре месяца. И это беда, а не вина правительства Яценюка, что сегодня он не может провести через парламент вчерашнего дня радикальные решения.
По нашим правилам

Те районы Донбасса, которые останутся на освобождённой территории, получат больше полномочий?

— Нет, там, где находится власть Украины, остаётся общая для всей страны ситуация. А в занятой террористами трети Донбасса предлагается провести досрочные местные выборы. Ведь избранная там власть оттуда попросту сбежала. На этой территории возможно избрание депутатов городских и районных советов, но только в случае, если террористы сложат оружие и создадут условия для конкурентных выборов с обязательным контролем украинских представителей и наблюдателей ОБСЕ. Так мы сможем получить сторону переговоров.

Даже если выберут тех, кто стрелял в украинских военных?

— Да, мы это понимаем. Президент честно сказал, что нам могут не понравиться избранные там депутаты. Но ещё больше мне не нравится, когда стороной переговоров в Минске являются два гражданина Российской Федерации, связанные с ФСБ, приехавшие с опытом палачей из Приднестровья.

Недавно вы заявили, что особый статус Донбасса наконец-то даст ответ на вопрос, способен ли этот регион себя прокормить. Означает ли это, что территорию, оставшуюся под контролем сепаратистов, Украина финансировать не станет?

— Украина будет финансировать из государственного бюджета исключительно те территории, на которые распространяется украинский закон. Образно говоря, деньги налогоплательщиков будут получать только те города, над которыми реет жёлто-голубой флаг. То же касается и зарубежной финансовой помощи. Запад готов предоставить миллиарды долларов для реконструкции и реинтеграции Донбасса. Речь идёт о сумме примерно в $10 млрд, но эта цифра постоянно увеличивается. Минский протокол и последовавшие за ним документы дают возможность перевести военное противостояние в социально-экономическое.

Но как продолжающиеся обстрелы наших солдат, в том числе в районе донецкого аэропорта, укладываются в теорию перехода к социально-экономическому противостоянию с Россией?

— Минский протокол не даёт гарантии окончания войны, но это серьёзный шанс для мира, который нам нужен для модернизации армии и экономических реформ. Тактическое противостояние вокруг Дебальцева и донецкого аэропорта объясняется очень просто. Цель террористов — получить цельную территорию, а Дебальцево перерезает железнодорожное сообщение между Луганском и Донецком.

Донецкий аэропорт является плацдармом для потенциального наступления, а также обеспечивает возможность авиасообщения. Тут всё совершенно очевидно. Рано или поздно мы сможем выровнять эти территории, например, если аэропорт будет обменян на Новоазовск. Нам важно иметь буферную зону, которая сможет предотвращать неожиданные нападения. Ведь никто не знает, что завтра сделает Путин, а тем более — безбашенные террористы.

Разве по этому поводу нет вообще никаких аргументированных расчётов?

— Путин не успокоится. Он изменит форму войны. Его следующий план — торгово-энергетическая война, которая должна закончиться бунтом в Киеве. Схема до боли напоминает события между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года. Мы смогли сорвать военный план Путина, сейчас мы должны открытыми глазами смотреть на новый вызов Кремля и действовать. Как действовать? Реформы, реформы и ещё раз реформы. Нельзя откладывать, ссылаясь на войну. Наоборот, в этой обстановке мы обязаны делать их быстрее и радикальнее. Мы должны провести грузинские реформы не за четыре года, как это сделал Саакашвили, а за четыре месяца. И это беда, а не вина правительства Яценюка, что сегодня он не может провести через парламент вчерашнего дня радикальные решения.
По нашим правилам

Те районы Донбасса, которые останутся на освобождённой территории, получат больше полномочий?

— Нет, там, где находится власть Украины, остаётся общая для всей страны ситуация. А в занятой террористами трети Донбасса предлагается провести досрочные местные выборы. Ведь избранная там власть оттуда попросту сбежала. На этой территории возможно избрание депутатов городских и районных советов, но только в случае, если террористы сложат оружие и создадут условия для конкурентных выборов с обязательным контролем украинских представителей и наблюдателей ОБСЕ. Так мы сможем получить сторону переговоров.

Даже если выберут тех, кто стрелял в украинских военных?

— Да, мы это понимаем. Президент честно сказал, что нам могут не понравиться избранные там депутаты. Но ещё больше мне не нравится, когда стороной переговоров в Минске являются два гражданина Российской Федерации, связанные с ФСБ, приехавшие с опытом палачей из Приднестровья.

В вашем списке немало людей Игоря Коломойского. Вы могли бы это прокомментировать?

— Но наш список — это команда Порошенко. А Игорь Коломойский, считаю, с честью ответил на тот вызов, который в марте ему бросила судьба. На посту главы Днепропетровской администрации он сделал очень много. Я также искренне уважаю его заместителей: Филатова, Корбана, Олийныка. Хотя в прошлой жизни у нас были разные отношения. Но то, что они сегодня делают, вызывает заслуженное уважение. Днепропетровск в силу своего положения и активности губернатора стал главным укрепрайоном Украины. Сегодня через руки этих людей проходят КамАЗы убитых. Через них проходят раненые. Через них прошла главная волна беженцев. Этим людям есть чем заняться. Они защищают Родину. И если кто-то из этой команды захочет быть депутатом по мажоритарному округу, наша партия сделает всё, чтобы его поддержать.
Милиция по-польски

Вы недавно сказали, что не верите в реформу МВД. Почему?

— Реформы пока нет. Есть только картинки, а Арсен Аваков (министр внутренних дел. — Фокус) пообещал, что тексты законов напишут позже. Я прошёл тот этап своей жизни, когда любил смотреть комиксы. Министр ещё весной дал команду ведомственному институту МВД выписать закон о милиции, ориентированный на польскую модель. С моей точки зрения, она самая эффективная и приближённая к нашей специфике. Этот закон был написан — он у меня на рабочем столе, и я даже внёс в него несколько правок.

Считаю, что пора, во-первых, заканчивать с советским названием "милиция" и переходить на принятое во всём мире название "полиция". Во-вторых, никакой, даже самый гениальный министр не может проконтролировать сотни тысяч подчинённых. Значит, нужно расширять круг контроля, делиться полномочиями с мэрами и местными советами. Им нужно дать возможность или согласовывать, или даже вносить предложения по назначению руководителей общественной безопасности, ГАИ, патруля, участковых.

Общество ждёт реформу национальной полиции. И я уверен, что мы найдём общий язык с Народным фронтом и Арсеном Аваковым, когда будем вносить соответствующий закон в следующий парламент.

Что мешает доработать и принять этот закон ещё в действующем парламенте?

— К сожалению, война затянула реализацию этого закона. Арсен Борисович весь отдался АТО. Я считаю, что это ошибка. Он должен был реформировать структуру и персонал милиции ещё полгода назад, используя войну. Не нужно никаких переаттестаций. Хочешь служить — марш в АТО. Отказался — отставка.

Как вы можете объяснить тот факт, что многие люди, которых сейчас обвиняют в поддержке и финансировании сепаратизма, до сих пор не только не находятся в тюрьме или под следствием, но и остаются действующими депутатами?

— Это тяжёлый вопрос. У меня нет ответа. Не хочу быть ни адвокатом, ни прокурором нынешних силовиков. Сам был в их шкуре, знаю, как это нелегко. Но если результата не будет, у нас найдутся другие силовики и другие судьи.

По материалам: focus.ua Система Orphus