Сделать стартовой Подписка

Объем потребительских займов в Украине достиг 120 млрд гривень

8 июля 2019, 11:48Просмотров (39) Комментировать Отправить другу Рейтинг

Украинцы за год на треть увеличили свою задолженность перед банками. Соотечественники покупают в кредит телевизоры и смартфоны. Журнал НВ разобрался в деталях этой долговой пирамиды

Киевлянка Елена Глинская, 28‑летняя сотрудница консалтинговой фирмы, в марте купила ноутбук за 20 тыс. грн — в рассрочку на девять месяцев. «Это довольно удобно, не было дополнительных переплат. А ежемесячная сумма оказалась незначительной для бюджета», — рассказала она НВ. И уточнила напоследок: «И оформление документов заняло до 15 минут».

Глинская не только получила необходимый ей ноутбук, но еще и, сама того не ожидая, подкрепила статистику Нацбанка. Регулятор недавно обнародовал данные, которые указывают на серьезный рост чистых кредитов, выданных физлицам. Если в конце 2016 года их общий объем в стране составлял более 50 млрд грн, то через пару лет уже превысил уровень в 100 млрд.

И история на этом на закончилась: за четыре первых месяца 2019‑го этот показатель вплотную подобрался к отметке в 120 млрд грн. Если же сравнивать ситуацию на рынке в прошлом апреле и в нынешнем, то за 12 месяцев объем выданных банками физлицам в долг средств вырос примерно на 35 млрд грн.

Основным драйвером розничного кредитования стали, по данным НБУ, потребительские займы. В общей корзине они занимают примерно две трети, в то время как на долю ипотеки приходится 20%, а на некогда популярные автокредиты — только 7%. Подобное распределение долей в пользу потребкредитов не удивляет специалистов: многолетние займы на недвижимость или на покупку автомобиля под 20% и выше годовых остаются непосильным бременем для большинства украинцев.

Зато в сфере небольших займов соотечественники чувствуют себя свободнее и даже вошли во вкус кредитных карт — инструмента, с помощью которого они минимизируют свои контакты с банками. В целом по рынку, по оценкам Альфа-Банка Украина, 40−45% от общего объема занятых физлицами денег «спрятаны» в кредитках, треть приходится на товарные кредиты и примерно четвертая часть — на займы наличными.

Одолженные у банков гривни украинцы, как показывает статистика финучреждений и ретейлеров, проедают, вкладывают в ремонты в квартирах либо же приобретают за них смартфоны и телевизоры вкупе с прочей крупной бытовой техникой.

Дело кредита

Оживление на кредитном рынке началось три года назад, но лишь после 2016‑го прирост объема займов физлиц стал оцениваться двузначными числами.

В среднем за 2017‑й и 2018‑й рынок прибавлял по трети за каждые 12 месяцев.

Набранные обороты никто сбавлять не собирается. И если дело так пойдет и дальше, к концу года рынок доберется до докризисного уровня: шесть лет назад, на пике потребительского кредитования, объем займов физлицам в стране составлял 145 млрд грн.

Вспыхнувшей любви сооте­чественников к жизни в долг «по‑маленькому», то есть на небольшие займы, способствовали два фактора — отложенный спрос и рост доходов.

Первый, по словам Игоря Чепиги, начальника отдела развития кредитных продуктов Альфа-Банка Украина, сформировался на протяжении 2014−2015 годов. А второй — то есть реальный рост доходов домохозяйств, явственно проявился в 2018‑м: тогда он, по оценкам Антона Тютюна, замглавы правления Ощадбанка, составил 10%.

Улучшение финансового положения соотечественников отмечает и Дмитрий Полищук, директор департамента по продуктам розничного бизнеса ПУМБа. «У нас в стране [произошел] рост заработной платы на 25% за прошлый год. И самый низкий уровень инфляции за последние пять лет — 9,8%. Да еще и относительно стабильный курс доллара», — перечисляет он параметры, обусловившие рост благополучия украинцев. Итог прост: население почувствовало себя комфортнее и начало охотнее приобщаться к жизни с расплатой в будущем.

Но портрет современного украинского заемщика не будет позитивным. Потому что за деньгами в банк, как правило, идут люди с самыми низкими доходами. Оценки НБУ, сделанные по состоянию на начало 2019‑го, показывают: наибольшую склонность к жизни в долг демонстрируют сооте­чественники, зарабатывающие до 7 тыс. грн в месяц. В общей массе заемщиков 57% клиентов, открывших новый кредит в 2018‑м, принадлежат к этой категории.

Если же рассматривать все кредитные линии, открытые на сегодня, то окажется, что каждый второй заемщик имеет доход до 7 тыс. грн. Причем эта категория людей чаще других занимает ради удовлетворения текущих нужд, то есть «на жизнь».

Второй по численности сегмент должников — люди, чей ежемесяч­ный доход находится в пределах 7−20 тыс. грн: в общей массе их доля составляет 26%.

Небогатых соотечественников не останавливает даже то, что за подобную иллюзию обеспеченности приходится дорого платить: практически во всех банках эффективные ставки по необеспеченным потребительским кредитам превышают 30% годовых. Об этом говорит Михаил Демкив, финансовый аналитик инвесткомпании ICU.

По словам Полищука из ПУМБа, в среднем эффективная ставка по кредиту на текущие потребности составляет у них 3,99% в месяц или 48% в год.

В Европе, где деньги дешевле, и ставки заметно ниже. Так, в Польше, говорит Демкив, использование денег с кредитной карты будет стоить ее владельцу лишь 7,2% годовых. При этом стать клиентом банка в ЕС в разы сложнее, чем в Украине.

Карты, техника и нал

И з всех видов потребительских займов самыми популярными, по словам участников рынка, стали кредитные карты. Этот инструмент удобен, не требует согласований с финучреждением под каждую трату и часто подвязывается банками под уже имеющиеся у клиентов продукты — зарплатные карты, депозитные вклады.

Возможности собственников кредиток ограничивает лишь заранее установленный лимит. И погашать долг можно ежемесячно даже онлайн, списывая деньги с других счетов. Причем финансисты для подобных продуктов предлагают еще и льготный период использования займа — под нулевой процент.

Кредитки, по оценкам экспертов, занимают уже более половины объема всех нынешних потребительских займов. И многие банки считают их своим ключевым продуктом, направленным на клиентов-физлиц.

Именно так обстоят дела в ПУМБе. В банке уточняют, что за год сегмент кредитных карт в общем портфеле потребительских займов вырос у них вдвое.

Еще треть рынка потребкредитов занимают так называемые товарные займы. Их основная цель — покупка техники.

Чаще всего клиенты покупают с помощью банковских денег товары, цена которых превышает 10 тыс. грн — Максим Колесников, маркетинговый директор сети Эльдорадо

По словам Чепиги из Альфа-Банка, речь идет о приобретении смартфонов и телевизоров — это топ-товары украинской кредитной мечты. Немного реже заемщики используют одолженные у банков деньги для покупки крупной бытовой техники — холодильников и стиральных машин.

С Чепигой согласны ретейлеры, работающие с подобного рода товарами. Так, в сети магазинов Эльдорадо НВ пояснили, что у них в кредит продается 40−45% бытовой техники.

Еще у одного крупнейшего торговца — Фокстрота — эта доля подобралась к 50%. Причем в таких товарных группах, как холодильники, встраиваемая бытовая техника, телевизоры, смартфоны и ноутбуки, она доходит до 60−70%.

Продажи в кредит у Фокстрота понемногу растут — на 1−2% в год.

«Чаще всего клиенты покупают с помощью банковских денег товары, цена которых превышает 10 тыс. грн», — рассказывает Максим Колесников, маркетинговый директор Эльдорадо.

Популярность товарных кредитов обусловлена, по словам экспертов, тем, что обычно потребитель за них не платит банку никаких процентов: эта ноша ложится на плечи производителей техники либо ее продавцов.

И только четвертая часть выданных финучреждениями займов приходится на кредиты наличными. Клиенты, по наблюдениям банкиров, тратят эти деньги на ремонт квартир или на оплату турпоездок. А осенью займы наличными уходят в сферу образования — на обучение детей.

Туманное будущее

В Украине соотношение валовых потребкредитов к ВВП самое низкое в регионе — 5,7%. А долговая нагрузка на домохозяйства составляет лишь 8,7% годового дохода. Об этом НВ рассказала Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков. То есть рынку есть куда расти, что он и будет делать.

При этом, по данным отчета НБУ, самым закредитованным сегментом стали домохозяйства с низким доходом и граждане, о заработках которых четкой информации нет. Последнюю категорию, как правило, образовывают люди, взявшие взаймы деньги у так называемых финансовых компаний. Подобные структуры, чаще всего скрывающиеся в микроофисах у станций метро и обещающие «быстрые кредиты», подотчетны не Нацбанку, а Нацкомиссии по регулированию в сфере финуслуг. Эффективная ставка, под которую ссужают деньги такие компании, может достигать 500−1000% годовых. Но с гривнями «быстрокредитчики» расстаются проще и без лишних процедур, что и привлекает к ним клиентуру. В то время как банки должны выполнять множество условий и требований госрегулятора.

Поэтому сегмент небанковских микрокредитов быстро растет: в прошлом году их объем составил около 16−20 млрд грн, говорит Полищук из ПУМБа. «Это большой рынок, и его справедливо было бы регулировать», — уверен банкир.

Большое число малообеспеченных или сомнительных клиентов в сегменте потребкредитования заставило Нацбанк в этом году объявить о том, что сфера подобных займов будет находиться под его пристальным вниманием.

В то же время НБУ признал, что системных угроз в данном случае нет.

Однако объем потребкредитов будет расти, — тогда‑то, считают эксперты, и появятся риски.

Если сегодня за счет кредитных средств финансируется меньше 10% повседневных расходов домохозяйств, то в 2012—2013 годах эта доля составляла 12−14%. «И тогда в принципе говорили о том, что надо ограничивать этот сегмент», — говорит Демкив из ICU.

При сохранении нынешней динамики уже в следующем году уровень закредитованности украинцев подберется к докризисному уровню. И, по мнению эксперта, НБУ придется задуматься о возможных ограничениях для кредиторов, работающих с займами для физлиц.

Впрочем, Тютюн из Ощадбанка уверен: на сегодня система почти очищена от сомнительных банков. И подходы к заемщикам и оценке их платежеспособности стали серьезнее. «Я не думаю, что в текущих условиях мы можем говорить о существенных рисках в ближайшие три-четыре года вообще», — уверен представитель Ощада.

Система Orphus