"/> Языковой вопрос — это всегда политика | M-NS.org
Сделать стартовой Подписка

Языковой вопрос — это всегда политика

17 декабря 2010, 13:41Просмотров (2487) Комментировать Отправить другу Рейтинг

Лариса Масенко, доктор филологических наук, ведущий украинский социолингвист, профессор.

"Разговорный язык является частью человеческого организма, и она не менее сложна, чем этот организм", - так в начале XX века сказал о языке Людвиг Витгенштейн, австрийско-британский философ-логик. Можем отметить, что объективная сложность постижения языка сегодня в Украине наталкивается на влияние прошлого и конъюнктуру современного. Исторический опыт и геополитические амбиции большого соседа существенно приобщаются к конструированию гуманитарной политики Украины. Речь у нас не просто постоянный заложник политики, а часто - невольный участник политической гонки. Кроме того, сегодня главным правовым регулятором функционирования украинского языка является принятый еще в октябре 1989 года Закон "О языках в Украинской ССР".

Время от времени предпринимаются попытки переиначить его нормы. К примеру, последняя из них - законопроект Симоненко, Ефремова, Гриневецкого, что, апеллируя к ратифицированным 2003 г. Европейский хартии региональных языков или языков меньшинств, вводил понятие регионального языка, которое должно расширить права и без того "не чужой" в Украине русского языка.

Язык и закон

- Скажите, пожалуйста, есть ли сегодня целесообразным пересмотр Закона "О языках в Украинской ССР". Или достаточно придерживаться того, что есть?

- Мне кажется, что лучше придерживаться того, что есть. Потому что в этой Верховной Раде никакие проукраинские проекты не пройдут. А потому стоит добиваться исполнения того Закона "О языках в УССР", Конституции, а еще есть и постановление Конституционного Суда 1999 года: когда национал-демократы обратились в КСУ с просьбой растолковать, что такое государственность языка. В Конституционном Суде тогда и сказали, что использование государственного языка является обязательным в администрировании, для служащих. Некоторые считают, что нужно подготовить новый, более проукраинский законопроект о языках, но, думаю, такой документ в этой Раде не пройдет.

- Какие нормы Закона "О языках в УССР" сегодня необходимо обновить или уточнить?

- А там же четкие нормы: государственный язык является обязательным для служащих, в административной сфере, в образовании. Даже были квоты для телевидения. Просто у нас по телевидению и в целом СМИ плохо прописано, что такое украинскость, какой ее считать. Я не знаю, это упущение, сделано специально, но в документах Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания не написано, что считать украинским продуктом. А должно быть указано, что таково изготовленное на украинском языке. То есть в случае со СМИ нужно четко указывать, что такое украинский продукт, и определять его именно по языку.

- По Вашему мнению, не рановато ли мы ратифицировали и вообще надо было ратифицировать Европейскую хартию региональных языков?

- Ее надо было или не ратифицировать или ратифицировать согласно нормам. В последнем случае под ее защиту у нас подлежали бы только гагаузский язык, крымскотатарский и караимский, которая уже исчезает, так осталось всего несколько сотен ее носителей. Некоторые в этот перечень относит также и крымчакский язык, но немало ученых доказывают, что она является диалектом крымскотатарского. Это единственные языки, которые действительно исчезают и требуют защиты. Мы раньше даже вносили представление на просмотр и внесение изменений в Закон "О ратификации Хартии". Ведь там идет перечень из 13-ти языков, который, конечно, сделан ради русского. Но ни польская, ни румынский языки на нашей территории не нуждаются в защите. За ними стоят страны, нам остается только наладить нормальные взаимные контакты. Посмотрите книгу Ивона Больбана "Языковые войны в Европе" - там в приложении очень интересная вещь: редакторы дали перевод Хартии и поместили информацию о том, в каком виде каждая из государств ее ратифицировала. Вы увидите, что каждая страна выбирала только языки, которым угрожает исчезновений.

Язык и суржик

- В своей лекции вы упоминали, что языковая ситуация определяется двумя показателями - коммуникативным и демографическим потенциалом языка. Как эти показатели выглядят сегодня в Украине?

- Вообще языковая ситуация отображается с помощью многих показателей, есть еще, к примеру, качественные - как отношение к языку, оценочные характеристики. То есть так, как население само оценивает свой язык. У нас демографический показатель украинского и русского приблизительно одинаковым. То есть по количеству носителей украинский и русский языки одинаково сильными. Хоть это и бывает трудно определить, ведь многие у нас двуязычные - по разным исследованиям, примерно 20-30%. Если же говорить об употреблении языка, то на общем уровне немного преобладает русский, буквально на несколько процентов.

- Или показывает социология предвзятость тех, кто говорит на украинском, в русскоязычных и наоборот?

- Это мы тоже изучали, т.е. выясняли конфликтность языковых проблем. И вообще у нас все нормально, люди толерантные взамен. Был вопрос: "Сталкивались ли вы с дискриминацией на языковой почве?", То очень небольшой процент - 6-7%, если не менее, респондентов говорили, что сталкивались с такой проблемой. У нас, безусловно, этот вопрос больше раздувают политики, нагнетая ситуацию. Языковой вопрос не очень интересует людей - недавно опубликовали результаты одного опроса, и оказалось, что языковой вопрос находится где не на двадцатом месте.

- Насколько вредным сегодня для украинского языка является суржик?

- Суржик сейчас связан с русским языком: пока будет засилье русского, до тех пор будет распространен суржик. Люди же уши не заткнут, они это слышат. Суржик в Украине существует потому, что мы были составной империи и тогда начался процесс размывания языка. Это прежде всего явление колониальных языков, то есть человек приспосабливается, свой язык становится неполноценный.

- Вы сегодня упоминали о сломанном код переключения, следствием чего он является, почему возникает?

- Вследствие длительного контактирования очень близких языков, как украинского и русского, возникает двуязычие. Есть очень много видов билингвизма. Например, координативного билингвизм - то есть человек хорошо усваивает и одну, и второй язык. Этот легкий переход в общении с одного языка на другой и называется явлением переключения кода. Другой вид двуязычия, возникающий вследствие влияния русского языка, есть интерфероване речи, когда употребляют другие слова или, к примеру, распространенное "по городам" вместо "по городам" - но и это еще не суржик. Именно суржик - это уже мешанина, когда у человека ломается код переключения, она во время разговора не различает двух языков, которые сливаются в одну систему. Человек берет слова и с той, и с другой, таким образом стихийно разрушает оба языка. Мы, исследуя это, заметили, что вследствие существования суржика совсем исчезают отличные от русского языка слова - подбирают или подобные, или калькируют сами русские слова. В суржикоязычных людей совершенно отсутствует система в речи. Вообще, суржик является признаком представление о неполноценности, следствием раздвоенного сознания. То есть время эти люди не знают, они украинском, или русские. Но ругать или унижать их за это нельзя. Просто так сложилась ситуация ... Однако суржик - это все-таки переход к русскому языку.

Язык и ментальность

- Если рассматривать проблему взаимоотношений украинского и русского языков в контексте открытия памятника Сталину в Запорожье, Екатерине II в Одессе, комсомола в Днепропетровске, не является все эти вещи следствием кризиса идентичности руководителей страны?

- У них еще советская ментальность, в части и имперско-русский. Это, кроме всего, показывает еще и необходимость сочетания дерусификации с декоммунизацией. Здесь, где украинская среда, первыми снесли памятник Ленину и поменяли всю топонимия - у вас же приятно все эти названия видеть. Там, где русский язык, там и все эти коммунистические символы остаются. Эти люди - это, конечно, люди прошлого, люди советской ментальности.

- Каким образом в других постколониальных странах борются с двуязычием? Какой опыт тех стран, которые теряли язык?

- Мы долгое время изучали опыт чехов, словаков, а еще раньше прибалтов в межвоенный период, хорватов. Когда вышел из-под французского владения Алжир? Сначала в них была колониальная французская, позже, в начале независимости, объединяющие французский и арабский, а сегодня - только арабский, хотя часть населения и была против этого. Но я вам скажу откровенно, никто особенно никого и не спрашивает, хочешь или не хочешь. Уже когда речь занимает прочные позиции, то можно разрешать толерантность. Когда же такой период, преодоление постколониального прошлого, в чем и ошибка наших политиков, - в определенных сферах крайне нужна защита национального языка.

- Мы говорили о примере стран Балтии, Израиля, в которых фактически не спрашивали населения, на каком языке пользоваться в стране, власть сама определяла необходимость возвращения исторического языка. Известны случаи, когда инициатива шла не от власти, а от людей, которые привлекали к этому руководство страны?

- Знаете, языковая политика - это всегда власть, это всегда элита. Конечно, очень хорошо, и преимущественно так и есть, когда интеллигенция сначала проводит просветительскую работу среди населения. К примеру, это очень активно проводилось в Чехии, в Прибалтике, и впоследствии сочеталось с усилиями властей. Конечно, это лучший вариант. Наконец, у нас население преимущественно понимает все это. Центр формируется как проукраинский, а Киев вообще постоянно голосует вместе с Западной Украины. Мы страшно запустили только Восток и Крым - там же сплошная агитационная пресса русский. Как это можно было допустить?

- Какой все же лакмусовая бумажка, когда мы можем знать, что речь уже устойчивая, что она прошла тест на устойчивость и опасности нет? Или такая опасность существует?

- Опасность есть. Единственное, что я не могу понять, почему, поскольку речь у нас общенародная. Очень мало примеров, когда не могли эту постколониальную ситуацию. Вот, к примеру, Ирландия - они никак не могут вернуть ирландский язык. Но у них нет этого общенационального стандарта, они имеют несколько вариантов, и преимущественно речь сосуществует в виде нескольких диалектов. А у нас язык абсолютно сформирована, одна для всей страны.

- Какие ключи можно подобрать, чтобы сохранить язык, не допустить ее потери. Если этого не делает власть, каким образом тогда браться за этот вопрос?

- Думаю, в таких регионах, как ваш, держаться своего, проявлять языковую устойчивость. Когда приезжаете в Киев - говорите на украинском. Есть же и лозунг, что языки вымирают не потому, что их не учат другие, а потому, что ими не говорят те, кто их знает. Я и сама себя заставляла. В Киев приехала - на меня очень давило среду, в детстве, когда во двор выходила, я говорила по-русски с друзьями, и даже когда училась на филфаке. Пока не прочитала Дзюбы "Интернационализм или русификация". Тогда это создает среду, которая бы влияло, хотя очень часто подвергаются люди. Я когда ехала в Америку и наблюдала очень интересную картину: вся очередь между собой говорила преимущественно на русском языке. В окошке же сидел американец, говорил Украинская с акцентом, и когда к нему подходили, тем все переходили на очень приличную украинский язык.

Система Orphus